Northern Moscow & The Beskudnikovo Branch Line

History

Maps

Northern Moscow

Mail

Beskudnikovo StationSlobodka StationOtradnoye StationInstitute Puti StationDzerzhinskaya StationLosinoostrovskaya Station

07.04.2019 г.

 

Лирические отступления

 

 

Московская окружная железная дорога

 

★★★

 

Между станцией Владыкино и платформой Ботанический сад

 

***

 

Сусоколовское шоссе

в эпоху перемен

 

 

13 июня 2015 года

 

Нам не привыкать вскакивать на подножку уходящего поезда. Так было в 2004 году, когда городок Института пути начали перестраивать, а Северяне после долгой зимней спячки отправились в свой первый поход по Бескудниковской ветке, так случилось и на этот раз, когда агент-администратор вылез из берлоги и совершил случайную прогулку по Сусоколовскому шоссе, и, хотя целиком его (шоссе) пройти не удалось, ему (агенту) было что рассказать и показать. Сусоколовское шоссе, если кто не в курсе, - это полузабытая дорога, тянущаяся вдоль путей МК МЖД и через Сусоколовский путепровод соединяющая Ботаническую улицу с Сигнальным проездом.

Но начнём мы с окрестностей станции Владыкино, превращавшейся в 2015 году из товарной в товарно-пассажирскую.

 

Южный вестибюль станции метро "Владыкино" расположился у этого скорбного места.

 

Платформы станции Владыкино, восточная часть.

Вид с асфальтированной площадки у Владыкинского кладбища.

 

Агент-администратор с волнением ступил на неизведанный участок таинственного Сусоколовского шоссе...

 

Ю. Егоров в книге "М.О.Ж.Д. Путеводитель", изданной в 2017 году, пишет, что если пройти от метро по Станционной улице (сейчас это тупиковая дорога), то можно выйти на бывший путепровод Сусоколовского шоссе над Окружной. На­звание шоссе происходит от «красильно-набивной фабрики Су-Соколова, располо­женной с левой стороны, в полуверсте от линии железной дороги»*. Фабрика была достаточно крупной, имела 450 рабочих и годовой оборот до 450 тысяч рублей. Рядом находилась ткацкая фабрика Моргунова с оборотом в 350 тысяч рублей еже­годно. Обеих этих фабрик давно нет, однако необычная фамилия владельца одной из них сохранилась в названии шоссе.

 

Старинный домик у подъездной дороги к станции Владыкино со стороны Сусоколовского шоссе. Приглашение было столь очевидно, что нельзя было им не воспользоваться.

 

Южная платформа, вид в сторону северного вестибюля станции метро "Владыкино".

 

Восточная часть платформы.

 

Сварщик.

Весьма напоминает Die Elektronenklänge aus dem Radioland.

 

Станционные домики.

 

Пришла пора возвращаться по уже знакомой дороге. Кстати! Означают ли ёлки наличие руководящих работников в здании?

 

Тебя сожрут лангольеры!

За разбитым и покосившимся забором - Сусоколовское шоссе. Площадка, заваленная строительным мусором - это, видимо, то ли бывшие гаражи, то ли стоянка. Вид с подъездной дороги станции Владыкино.

 

Взгляд назад. Сквозь провал в заборе видны новые платформы.

 

Сусоколовское шоссе, вид в сторону Владыкинского кладбища.

 

Дорога на восток.

 

Через удобный пролом в заборе открывается вид на строящиеся платформы. Эпоха перемен: разрушение старого, созидание нового.

 

Дорога к восточной части южной платформы.

 

ПРР подвергается плитка, которой будут вымощены платформы. На дальнем плане - трубы за "Ашаном".

 

Строительные материалы складируются у южной платформы.

 

Над Сусоколовским шоссе возвышаются фонарные столбы. Как выясняется, они тоже умирают стоя. Но удивительно другое. Когда-то шоссе освещалось, им пользовались, здесь были люди, кому-то всё это было нужно...

   

Сусоколовское шоссе в тени деревьев. Вид на восток.

 

Павший фонарный столб.

 

Внезапный конец путешествия, который был прогнозируем.

 

Яснее некуда.

Что интересно, после реконструкции Окружной железной дороги и открытия на ней пассажирского движения мост так и не восстановили.

От демонтированного моста остались северная и южная опоры. Как пишет Ю. Егоров, у той опоры, что находится на стороне вокзала, стоит здание бывшей путевой казармы (Станционная улица, дом 11). В 1990-е оно было заброшено, оставались стены, сохранявшие характерный декор. Затем вследствие многих надстроек казарма превратилась в двухэтажное здание с мансардным этажом, недавно обшитое жёлтым сайдингом.

 

Путевая казарма, фасад со стороны путей, 1908 год. Иллюстрация из "Путеводителя" Ю. Егорова.

 

 

Ю. Егоров далее пишет, что на огороженной территории казармы стоят вагоны метро разных типов (преимущественно Д и Е), разрезанные на части и приспособленные под гаражи и сараи. Вероятно, их появление здесь связано с находящимся недалеко электродепо "Владыкино" Московского метрополитена. Есть там и половинка деревянного "егоровского" (т. е. выпущенного заводом им. И. Е. Егорова) пассажирского вагона.

Заметим, что приведённый выше пассаж смахивает на историю в стиле городских легенд. Если что-то и оставалось от упомянутого выше подвижного состава, то останки такового просуществовали до начала 2000-х годов, хотя вполне можно допустить, что что-то есть среди гаражей, территория которых вытянулась вдоль шоссе на почти на четверть километра.

Вот справа фотография 2004 года, подтверждающая, что вагоны действительно стояли вдоль Сусоколовского шоссе. Здесь, предположительно, метровагон типа "Г", находящийся в зарослях вдоль полотна. Вагон стоял вплотную к двухэтажному зданию поста центрального управления стрелками и сигналами (поста централизации), сохранившемуся до сих пор пост видно из окна электрички МЦК.

Ю. Егоров обращает внимание на то, что применение централизованного управления стрелками и сигналами было особенно важно на Окружной железной дороге, выполнявшей значительный объём как транзитной, так и местной работы, связанной с формированием и пропуском большого количества поездов. По этой причине на всех её станциях были построены посты центрального управления стрелками и сигналами..., представлявшие собой выразительные двухэтажные здания в стиле модерн с большими арочными окнами и балконами для лучшего наблюдения за поездной ситуацией и подготавливаемыми маршрутами следования поездов.

На первом этаже располагались компенсаторы гибких тяг, печь для ото­пления всего здания и лёгкая металлическая лестница для подъёма на вто­рой этаж, состоявшая из трёх пролётов, два из которых были параллельны боковому фасаду, а третий шёл вдоль задней стены поста.

Второй этаж служил рабочим помещением дежурного по посту здесь располагались аппараты управления стрелками и сигналами. Очень важно было обеспечить хороший обзор всего обслуживаемого постом района -даже в том случае, если ближайшие пути заставлены вагонами. Дежурный я должен был видеть все находящиеся в его ведении станционные пути и стрелки, а также прилегающие перегоны, с которых прибывали и на которые отправлялись поезда, следующие через станцию. Поэтому вторые этажи постов централизации имели большую площадь остекления: два или три арочных окна для обзора станции, в частности положения стрелок и сигналов, и в торцах по одному широкому арочному окну, откуда открывался вид на прилегающие пути. При необходимости дежурный мог выйти на балкон, с трёх сторон опоясывавший здание поста.

Здания украшали архитектурные элементы, характерные для стиля модерн: фигурные металлические кронштейны, поддерживавшие крышу и балкон, кованые протяжённый перила балкона, штукатурные карнизы. Удачно использовалось сочетание тёмно-красной кирпичной кладки и белых оштукатуренных деталей, выполненных из портландцемента. Первый этаж зрительно отделялся от второго арочной межэтажной тягой. Балкон опирался на своды Монье. Пространства вокруг окон второго этажа были отделаны белой плиткой.

Однако объёмно-планировочное решение постов централизации опредило свое время и принадлежит уже следующей эпохе: форма здания подчинялась его функции и полностью определялась ею. Этот принцип рационализма ляжет в основу построек эпохи архитектурного авангарда до которой оставалось ещё около двадцати лет...

Пост централизации во Владыкине дошёл до наших дней без существенных искажений. Из утрат стоит отметить балкон со стороны путей, разобранный, види­мо, за ветхостью, и заложенные арочные окна, заменённые небольшими поздними. В остальном форма и размеры здания не претерпели изменений. В настоящее время пост используется в качестве подсобного помещения.

 

Что ж, пора поворачивать в обратный путь по берегу океана. Одинокий велосипедист пока ещё не знает, что и ему не стоило сюда ехать.

Вид в сторону станции метро "Владыкино".

 

Дорога на запад...

 

...мимо знакомого дома с ёлками.

 

А не так ли выглядело наше детство? Синее небо с белыми облаками, вечное лето, пыльная дорога, удивительные свалки с такими важными детскими находками, таинственный дом за таинственным забором и вечная-вечная-вечная жизнь...

Агент-администратор впал в тоску по бессмысленно прожитым годам, ощущая, что в этой бессмысленности и был великий смысл, когда любовь и счастье даровалось бесплатно, и никто не уходил обиженным. В предчувствии новых откровений он зашагал дальше...

 

 

...мимо большой стройплощадки...

 

...вернулся в исходную точку и оглянулся назад. Вовсе не верится, что вокруг царствует злобный город, полный страха, ненависти и отвращения.

 

Станционные постройки по-прежнему на своих местах.

 

Очередной сарайчик неподалёку от южной платформы.

 

И тут перед взором агента-администратора предстал странный вид. Подумалось о стене Йигаэля, а ещё подумалось о тёплом море, о "юге", карусели на бетонной площадке, заброшенных виноградниках, о чём-то далёком из детства, о чём-то приятном и непонятном, но агент-администратор так и не смог целиком прочитать откровения, начертанные на магической стене.

 

назадвперёд

 

Вдоль северной части Малого кольца Московской железной дороги

 

Page 1. Page 2. Page 3. Page 4. Page 5. Page 6. Page 7. Page 8. Page 9. Page 10. Page 11. Page 12. Page 13. Page 14. Page 15. Page 16. Page 17. Page 18. Page 19. Page 20. Page 21. Page 22. Page 23. Page 24. Page 25. Page 26. Page 27. Page 28.

 

Лирические отступления

 

 

©

 

2

0

1

5

-

2

0

1

9

 

C

е

в

е

р

я

н

е

 

To the top of the page

 

Created by © De Noorderlingen, 2004, 23 April

© 2019-04-07 De Noorderlingen/Северяне