Northern Moscow & The Beskudnikovo Branch Line

History

Maps

Northern Moscow Nostalgy

Email

Beskudnikovo StationSlobodka StationOtradnoye StationInstitute Puti StationDzerzhinskaya StationLosinoostrovskaya Station

02.09.2017 г.

 

Лирические отступления

 

 

Алтуфьево

Люди. Памятники. Дома

 

Ризалит господского дома, в котором находился зал.

Фото начала XX в.

 

II Владельцы и гости

 

Впервые Алтуфьево упоминается в писцовых книгах 1585 г. Тогда его хозяином был некий Мякишев с непривычным для нашего времени именем Неупокой, являвшийся ключником Хлебного двора, т.е. достаточно высокопоставленным чиновником. Уже при Неупокое Дмитриевиче Мякишеве в Алтуфьеве существовала усадьба — деревянный «двор помещиков», в котором жили «деловые люди», т.е. слуги владельца. В ходе событий Смутного времени, когда особенно сильно пострадало всё Подмосковье, разорённое всеми противоборствующими сторонами, Алтуфьево было уничтожено. В Смуту же погиб и отец его последующих владельцев — «служивых московских людей» братьев Архипа и Ивана Фёдоровичей Акинфовых. Он был послан послом в Персию, но по дороге убит казаками.

Братья Акинфовы впервые документально упоминаются как владельцы Алтуфьева в 1623 г. Тогда уже никакой усадьбы здесь не было, а вся местность была «пустошью», т.е. незастроенной и незаселённой землёй. Архипа Акинфова в 1629 г. первый царь из династии Романовых - Михаил Фёдорович — назначил воеводой в Красноярск. Младший брат Иван Акинфов с 1643 г. служил воеводой в Шуе. Позже он получил звание стольника, а при царе Алексее Михайловиче был направлен послом в Варшаву.

Архип Акинфов не имел детей, и единственным хозяином Алтуфьева после его смерти стал брат Иван Акинфов, всерьёз занимавшейся своей собственностью. В свою очередь, в конце 1670-х гг. Алтуфьево унаследовал его сын — Никита Иванович Акинфов (ум. не ранее 1723), со временем ставший думным дворянином и стольником. При Н.И. Акинфове Алтуфьево уже стало благоустроенной усадьбой; по переписи 1678 г. здесь были «двор вотчинников», т.е. господский дом, где жил приказчик, управлявший ведением хозяйства, четыре семьи конюхов из 12 человек, двор скотника, три семьи «деловых людей» из 17 человек и т.д. Несколько позже, к 1687 г., в усадьбе была построена каменная церковь Воздвижения Креста Господня (по раннему наименованию, Св. Софии и дочерей её Веры, Надежды и Любови). В 1704 г. в Алтуфьеве значилось уже два «двора вотчинниковых», т.е. две усадьбы, в каждой из которых было по скотному двору. Неизвестно, зачем Н.И. Акинфову понадобилась сооружать вторую усадьбу в принадлежавшей ему вотчине — возможно, это как-то связано с увеличением его семьи.

 

Ризалит господского дома.

Фото 15 апреля 2007 года.

 

Дочерью Н.И. Акинфова от первой жены Феодоры была княгиня Анна Никитична Юсупова-Княжева. После смерти супруги Н.И. Акинфов женился на Аксинье Абрамовне Лопухиной — родственнице царицы Евдокии Фёдоровны. Но после возвращения Петра I из-за границы царица была отправлена в Суздальский Покровский монастырь, где в 1699 г. против своей воли стала монахиней. Её родственники оказались в опале, а в 1718 г. многие из них были арестованы и казнены. Среди схваченных оказался и Н.И. Акинфов. Ещё в 1720 г. он находился под следствием в тюрьме «в его императорского величества деле», а все его имения, в том числе и Алтуфьево, были «отписаны на государя», т.е. конфискованы, и перешли в собственность лично Петра I. Однако царь ограничился лишь тем, что в 1721 г. велел ему стать монахом Кирилло-Белозерского монастыря, «а в поместьях и вотчинах, которые за ним были, предоставлено ему, Акинфову, учинить наследником, кого он похочет». Во исполнение этого указа Н.И. Акинфов сделал владельцем всех своих имений, в том числе и Алтуфьева, своего внука Николая Канбаровича Акинфова (ум. не позднее 1755) и поступил в монастырь, приняв при пострижении имя Иоанникий. Узнав об этом, зять новоявленного монаха князь Григорий Дмитриевич Юсупов-Княжев подал от себя челобитную в Юстиц-Коллегию, в которой отметил, что «в нынешнем, государь, 1721 г. Никита Иванов сын Акинфов по должности своей родительской обещал дочери своей, а моей жене, княгине Анне половину отдать своих деревень, причём были и свидетели — знатные персоны: господин-генерал-фельдмаршал светлейший князь [А.Д.] Меньшиков [так в тексте. — Авт.], бригадир и лейб-гвардии майор Ушаков, комендант Бахниотов и майор Сергей Бухвостов». Между родственниками началась тяжба. В ней бывший владелец Алтуфьева неожиданно принял сторону дочери, а не внука, который оказался очень скупым и не помогал ему в суровой монастырской жизни: «Монастырскими щами мне не прокормица, гладом таю от немилосердия Николаева».

Сенат, бывший тогда высшей судебной инстанцией, рассмотрев это дело в 1725 г., принял решение в пользу княгини А.Н. Юсуповой-Княжевой и одной из родственниц семьи — вдовы Ирины Ивановны Исленьевой. Однако лишившийся дедовых вотчин Н.К. Акинфов в 1728 г. снова апеллировал к Сенату, который тогда принял решение в его пользу. Очевидно, на это повлияла и перемена царствования. Тогда на престоле был уже Петр II, благоволивший Лопухиным и их родне.

Северный фасад господского дома.

Фото начала XX в.

 

В 1755 г., после смерти владельца, Алтуфьево досталось его сыну Юрию Николаевичу Акинфову (1735—1774) по разделу с матерью Настасьей (Анастасией) Юрьевной и «сестрами девицами» Екатериною и Анною. Позднее Ю.Н. Акинфов отличился в Чесменском бою во время русско-турецкой войны, став одним из первых офицеров, награждённых орденом Георгия IV степени.

Задолго до Чесменского боя Ю.Н. Акинфов расстался с Алтуфьевым, продав его в 1759 г. поручику Ивану Ивановичу Вельяминову. При нём в усадьбе была построена церковь Воздвижения Креста Господня. В 1766 г. Алтуфьево приобрёл граф Матвей Фёдорович Апраксин (1744—1803) и в том же году перепродал имение вдовствующей генерал-майорше графине Наталье Фёдоровне Брюс, урождённой Колычевой (1730—1777).

У усадьбы «с каменным господским домом в 13 покоев» в 1768 г. появился новый хозяин — московский «штадт-физик», т.е. санитарный инспектор, доктор медицины Андрей Андреевич Риндер (ум. 1771). Во время эпидемии чумы 1770 г. А.А. Риндер заразился от своих больных и вскоре скончался. Алтуфьево унаследовал его сын Яков Андреевич Риндер вместе со своей сестрой Софьей. В 1778 г. он получил в Страсбурге звание доктора медицины, а после возвращения в Москву был назначен профессором Московской Медико-хирургической школы.

В 1786 г. за 40 тыс. руб. Алтуфьево приобрёл князь Степан Борисович Куракин (1754—1805) — участник многих сражений во время войн с Турцией и Польшей и при подавлении Пугачёвского бунта. Через три года он вышел в отставку в звании генерал-майора и стал чаще бывать в своих имениях.

С.Б. Куракин, расчётливый и опытный хозяин, умевший извлекать большие доходы из своих имений, не разоряя крестьян, прославился как владелец совсем другой усадьбы — огромного Степановского-Волосова, находившегося в Тверской губернии. В период правления Павла I он вновь оказался на государственной службе, став начальником Экспедиции Кремлёвского строения. Таким образом СБ. Куракин получил возможность занимать в строительных работах в своих усадьбах лучших архитекторов. Есть данные, согласно которым для проектирования господского дома в Степановском-Волосове был привлечён знаменитый Д. Кваренги.

Крупные строительные работы проводились С.Б.Куракиным и в Алтуфьеве. На рубеже XVIII— XIX вв. в усадьбе был сооружён новый господский дом, соединённый галереями с флигелями, т.е. композиционно близкий дому в Степановском-Волосове. К сожалению, о жизни СБ. Куракина в Алтуфьеве почти ничего не известно, хотя считается, что тогда усадьба значительно разрослась и была дополнена новыми каменными и деревянными службами. Из них до настоящего времени сохранилась только здание пивоварни, свидетельствующее о гастрономических интересах владельца.

 

Северный фасад господского дома.

Фото 15 апреля 2007 года.

 

В 1800 г. при СБ. Куракине в Алтуфьеве было уже 20 крестьянских дворов, в которых проживали 141 крестьянская «душа» мужского пола и 142 — женского. В описании имения того времени говорилось: «Дом господский каменный с каменными и деревянными службами. Сад регулярный. На речке мучная мельница в два постава. Сама речка в летнее время шириной в сажень, глубина 1,5 вершка. В копаном пруду — рыба саженая, караси. В речке — щуки, караси, окуни, плотва. Лес дровяной берёзовый и осиновый. Звери — зайцы, лисы, волки. Птицы — тетерева, куропатки, утки, кулики».

Первой женой С.Б. Куракина была Наталья Петровна Нарышкина (1758— 1825). Выйдя замуж, она была очень родственно принята в семье князя, который говорил, что «довольно её знать, чтоб полюбить». Первые годы их супружества были счастливы. Однако затем Н.П. Куракина влюбилась в дядю своего мужа С.С. Апраксина — «первого красавца своего времени». Грустная история этого романа рассказана князем И.М. Долгоруким в воспоминаниях «Капище моего сердца». После развода Куракиных, утверждённого Синодом «на самых гнилых основаниях», и возлюбленный княгини, и муж быстро нашли себе новых подруг. В итоге она осталась ни с чем и поселилась в своём владимирском имении, отказавшись от светской жизни.

После смерти С.Б. Куракина Алтуфьево унаследовала его вторая жена — княгиня Екатерина Дмитриевна Куракина, урождённая Измайлова (1761 — 1841). При ней во время Отечественной войны 1812 г. имение было разорено. Документ свидетельствует: «Ограблено неприятелем часть церковной утвари и ризницы, свечи, денег на 15 рублей. В господском доме мебель, разная посуда, провизия, екипажи. У крестьян часть имущества, 6 лошадей с сбруею, 66 коров, 16 овец, дворовая птица, хлеб как господской, так и крестьянский, равно и из казённого магазина [т.е. склада. —Авт.])). В том же источнике отмечено, что грабёж имения с успехом довершили русские кавалеристы: «Да взято казаками и гусарами 10 коров, овёс 2 четверти, сена 20 пудов».

В начале 1840-х гг. Алтуфьево получило нового владельца. Им стал «титулярный советник и кавалер» Дмитрий Иванович Приклонский. Однако у него имение не задержалось надолго. Д.И. Приклонский перепродал Алтуфьево в 1849 г. действительному статскому советнику Николаю Арсеньевичу Жеребцову (1807—1868).

Липовая аллея, ведущая к господскому дому.

Фото начала XX в.

 

Новый хозяин усадьбы, по образованию инженер-электрик, успел побывать виленским гражданским губернатором и вице-директором Третьего департамента Министерства государственных имуществ, а кроме того, избирался членом Вольного Экономического Общества. Перу Н.А. Жеребцова принадлежит ряд трудов по экономическим вопросам и нескольких политических брошюр. В «алтуфьевский» период своей жизни им была опубликована в Париже на французском языке «История цивилизации в России». Эта работа привлекла внимание Н.А. Добролюбова, который подверг резкой критике его концепцию, сводившуюся к отрицанию смысла реформ Петра I, якобы лишивших Россию своего национального пути развития.

Воплощением взглядов Н.А. Жеребцова на развитие исторического процесса стал господский дом Алтуфьева, отделанный в ещё не успевшем войти в моду «русском стиле». Недалеко от него находилась оранжерея. По соседству с усадьбой располагались дачи дворянки Татищевой и купца Лебедева.

В 1860-х гг. в ходе проведения крестьянской реформы имение было поделено на две части. Усадьба и территория, расположенная южнее её, в том числе ныне существующий Алтуфьевский (Верхний) пруд, остались у Н.А. Жеребцова. Нижний пруд, который до настоящего времени не сохранился, а также все северо-восточные алтуфьевские земли перешли к местным крестьянам, получившим статус «временнообязанных» .

В 1868 г. после смерти Н.А. Жеребцова его вдова продала Алтуфьево «жене подполковника» Глафире Ивановне Алеевой. Однако имение принадлежало ей всего несколько лет. Уже в 1872 г. Алтуфьево приобрела у Г.И. Алеевой за 18 тыс. руб. Мария Яковлевна Лачинова (1817—1884), бывшая супругой менее высокопоставленного военного — всего-навсего штабс-капитана. Её надгробие — плита из серого мрамора с надписью — сохранилось у алтуфьевской церкви. Там же находится аналогичное надгробие Александра Емельяновича Лачинова, возможно, мужа владелицы, без дат жизни.

В составленной членами Общества изучения русской усадьбы книге «Памятники усадебного искусства. I. Московский уезд» (М., 1928) владельцем Алтуфьева в 1884—1888 гг. значится Н.В. Корф. Судя по инициалам, скорее всего, это барон Николай Васильевич Корф, бывший председателем Комиссии бесплатного снабжения беднейших школ книгами Общества распространения полезных книг.

Н.В. Корфа сменил один из крупнейших деятелей московских финансово-предпринимательских кругов известный нефтепромышленник потомственный почётный гражданин Георгий (Егор) Мартынович Лианозов (ок. 1837—189?), имевший армянское происхождение. Как и многие тогдашние коммерсанты, он активно занимался благотворительностью, по выбору Московского армянского общества состоял бессменным членом Совета Касперовского для бедных армян приюта и был директором Московского тюремного комитета, т.е. занимался организацией помощи заключённым.

Небольшая часть имения, находившаяся за пределами усадьбы, к тому времени перешла к полковнику Нилу Петровичу Беклемишеву (1831—1892), бывшему командиром Староингерманландского пехотного полка и кавалером ордена Георгия IV степени. По-видимому, на своей земле он выстроил дачу.

На рубеже XIX—XX вв. Алтуфьево унаследовали сыновья Г.М. Лианозова. Один из них, известный предприниматель Степан Георгиевич Лианозов (1872—1951) во время Гражданской войны возглавлял Северо-Западное правительство в Эстонии, а в эмиграции являлся одним из организаторов Торгпрома в Париже, главной задачей которого стала борьбе с советской властью.

 

Господский дом. Южный фасад, выходящий на пруд. Вид с южного берега пруда.

Фото 15 апреля 2007 года.

 

В 1903 г. Лианозовы продали имение организованному для его эксплуатации обществу, в котором преобладали «лица интеллигентных профессий». Территория, находившаяся юго-западнее усадьбы, была использована для строительства дачного посёлка, получившего название Лианозово. Поскольку она была разделена на 230 участков по 800 руб. каждый, то будущих дачевладельцев в газете «Московский листок» иронически назвали обществом «восьмисотрублёвых помещиков». На каждом таком участке было разрешено строить не более двух дач, поэтому лица состоятельные старались приобрести несколько участков.

Первоначально улицы посёлка носили названия основных российских городов. В Лианозове их было довольно много: Архангельская, Владимирская, Киевская, Костромская, Московская, Петербургская (впоследствии Ленинградская), Псковская, Новгородская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Смоленская, Тверская, Тобольская, Ярославcкая. На южном берегу пруда, напротив усадьбы Алтуфьево, находилась сельскохозяйственная ферма. Рядом со станцией был устроен общественный парк.

Обжившись в посёлке, его обитатели по примеру многих подмосковных дачных местностей организовали Общество благоустройства, которое активно занялось развитием посёлка и поддержанием в нём порядка. Первый съезд Лианозовского общества благоустройства состоялся в феврале 1909 г. Тогда на нём присутствовали 91 делегат и 26 гостей. Председателем Общества был избран член правления Российского союза торговцев и промышленников статский советник К.Н. Валерьянов. Товарищами председателя, т.е. его заместителями, стали Д.С. Померанцев и детский писатель Н.В. Тулупов, редактировавший журнал «Для народного учителя». Лианозовское общество даже стало выпускать своё собственное издание, называвшееся «Дачный вестник». Его авторы усиленно рекомендовали москвичам приобретать участки для строительства дач, обещая здоровый воздух, всевозможные развлечения и умеренные цены; рассказывали о дачных событиях и происшествиях, освещали работу обществ благоустройства других дачных поселков и местностей. Тогда же в Лианозове начало действовать потребительское общество, занявшееся снабжением его жителей продуктами.

В 1970-х гг., когда началась застройка Алтуфьева и Лианозова современными многоквартирными домами, некоторые улицы по традиции получили «лианозовские» названия, но поменяли свои исторические места. Улицы Мелиховская, Пришвина и Мурановская, Шенкурский проезд, названный по городу Шенкурску Архангельской области, существуют до настоящего времени, но имеют другие траектории и границы. Все лианозовские дачи, за исключением одной, были снесены. Частично их территорию занимает Лианозовский парк культуры и отдыха, в состав которого вошёл и парк посёлка Лианозово.

 

Продолжение.

 

назадвперёд

 

Алтуфьево - Лианозово - дачный посёлок им. Ларина - посёлок Севводстрой

 

Page 1. Page 2. Page 3. Page 4. Page 5. Page 6. Page 7. Page 8. Page 9. Page 10. Page 11. Page 12. Page 13. Page 14. Page 15. Page 16. Page 17. Page 18. Page 19. Page 20. Page 21. Page 22.

 

 

Лирические отступления

 

 

©

 

2

0

0

5

-

2

0

0

7

 

C

е

в

е

р

я

н

е

 

To the top of the page

 

 

Created by © De Noorderlingen, 2004, 23 April

© 2017-09-02 De Noorderlingen/Северяне