Бескудниковская ветка: железная дорога Бескудниково - Лосиноостровская. The Railway Lost. Artefacts&Evidences. Home Page.

History

Maps

Northern Moscow: Sentimentality & Nostalgy

Email

Beskudnikovo Slobodka Otradnoe Institute for Rail Transport Dzerzhinskaya Losinoostrovskaya

25.12.2016 г.

 

Лирические отступления

 

 

Бескудниково и окрестности

 

 

Дегунино

 

Дегунино современное. Фотография Алексея Кирилюка, октябрь 2006 года. Вид с 22-этажной башни у рынка.

Рыжие дома серии П-44Т стоят на Талдомской улице, которая, пересекая Коровинское шоссе, превращается в улицу 800-летия Москвы. Слева - утопающая в зелени территория ЦНИИ протезирования. В правой части снимка - ТЭЦ-21.

 

Это древнее селение известно по письменным документам с XIV в. В прошлом веке оно числилось расположенным в девяти верстах к северу от Москвы, слева от Большой Дмитровской дороги. В верховьях впадавшего в Лихоборку Спиркова вражка еще в 1700 г. существовал пруд. Очень часто название села хранит историю его возникновения. Первое известное его название "Дегунинское" по форме выглядит как производное от имени владельца. Однако слово "Дегуня" не встречается в словарях ни современных, ни древних личных имен. Маловероятно и происхождение названия села от сочетания двух старинных имен - Дей (мужское, от греческого - божественный) и Гуня (уменьшительное от мужского Георгий, Егор, Сергей и от женского Агриппина). Другую версию высказывают ученые-лингвисты. В языках балтийских народов встречается слово "дегун" в значении "выжженная земля". Возможно, что древние балты, предшественники славян на нашей территории, дали такое название местности, где на сером фоне суглинка сохранялся черный культурный слой – характерный признак долго существовавшего древнего поселения.

Ясно, что село возникло задолго до 1336 г., когда оно было вписано московским князем Иваном Калитой в Духовную грамоту как пожалование княгине Ульяне с младшими детьми. В 1353 г. великий князь Симеон Гордый, сын Калиты, завещал Дегунино своей жене княгине Марии. Наконец, в 1389 г. Дмитрий Донской отказал его своему сыну, князю Андрею. Но затем сведения о селе надолго исчезают, что косвенно связано с памятью Дмитрия Донского.

После смерти Дмитрия Ивановича его вдова княгиня Евдокия в память о муже и о блестящей победе на Куликовом поле в день Рождества Богородицы 8 сентября 1380 г. повелела построить в 1393-1394 гг. в Кремле белокаменный храм. Его так и назвали: Собор Рождества Пречистые Богородицы, "что на Дворце у царицы на Сенех". В первоначальном виде он не сохранился, но его фрагменты до сих пор просматриваются в Теремном Дворце и являются наиболее древними сооружениями Московского Кремля из дошедших до нашего времени. Известно, что образцом для Рождественского храма послужил дворцовый собор Боголюбовского замка на Клязьме.

Вполне вероятно, что сама княгиня или ее сын Андрей пожаловали на содержание причта новопостроенного придворного храма в вотчину село Дегунино со всеми угодьями и крестьянами. Село перешло из дворцового ведомства во власть православной церкви и больше ни разу не упоминается в духовных грамотах московских князей.

Последующие два века документальных сведений о селе почти не сохранили. Его подробное описание мы встречаем в писцовой книге 1584 г. Здесь впервые говорится, что в селе Дегунине, вотчине церкви Рождества, числятся «… церковь Борис и Глеб, древена, клетцки (прямоугольная, как изба – K.B.), при церкви двор попов, двор церковного дьячка, да три кельи, да двор протопопа с братиею. Пашни, паханные середние земли Протопоповы с братиею 100 четьи (150 десятин), a пашут их люди деловые, а крестьянские пашни 150 четьи". Деловыми людьми называли тогда пришлых работников, которые работали за жалование и жили в протопоповом дворе. Кельи предназначались для церковных старцев, ушедших на покой и живших в селе на полном обеспечении.

Описание свидетельствует, что еще незадолго перед этим село было центром цветущей вотчины, на территории которой перечисляются 24 "пустоши, что были деревни" и 3 "пустоши, что были селища". При Иване Грозном зверства опричников, опустошительный набег крымского хана Девлет-Гирея и эпидемия чумы привели к запустению тысяч деревень в Подмосковье.

Начало XVII в. было не менее трагичным для Руси. В истории оно именуется «Смутным временем», а в народе его называли "литовским разорением". Село было разорено, церковь уничтожена, и Дегунино снова стало деревней.

Постепенно селение возрождалось. В 1623-1624 гг. оно описано как "деревня, что было село Дегунино, а в ней был храм во имя Бориса и Глеба". Здесь состоят 14 крестьянских и бобыльских дворов, поделенных между протопопом и тремя попами московского собора. В 1633 г. церковь была восстановлена, на этот раз с приделом святого Евангелиста Иоанна Богослова, но при новом описании говорится, что она "стоит без пения". Дегунино опять возродилось как село, но, видимо, еще оставалось слабым экономически. Это видно из указа 1635 г. патриарха Иоасафа, которым он дани с церкви "имать не велел". В 1646 г. в селе было уже 22 двора и 57 жителей, а в числе их владельцев добавились еще два соборных дьякона.

 

Дегунино современное.

Дегунинская улица.

Фотография А. Кирилюка, октябрь 2006 года.

 

После сорока льготных лет на церковь вновь была наложена дань по прежнему окладу. Но храм, снова вписанный в Приходные книги, стал именоваться на этот раз несколько иначе. "Во имя святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова с приделом Бориса и Глеба".

Вот как развивалось село на грани XVII-XVIII вв.: в 1678 г. в селе числилось 17 дворов, а в них 63 жителя, в 1700 г. - 26 крестьянских дворов и 85 душ, в 1704 г -30 дворов и 90 душ. Развитие села было замечено, доходы малочисленной братии Рождественского собора, возможно, были оценены как чрезмерные.

В 1700 г. по государеву указу село Дегунино было изъято из вотчины Рождественского собора. Вместо доходов от села причту собора назначили "жалованную хлебную ругу и на сукно деньгами". Тем же указом Дегунино было пожаловано бедному Алексеевскому девичьему монастырю, что в Москве, в Чертолье. Село перешло во владение игуменьи Марфы с сестрами.

Алексеевский девичий монастырь основал митрополит Киевский и всея Руси Алексий около 1358 г. в Москве в районе Остоженки. В 1445 г. здание монастыря повредило страшное землетрясение. Затем были татарские нашествия пожары. В 1514 г. архитектор Алевиз Фрязин построил монастырь в камне, но даже камень не вынес «большой московский пожар" 12 июля 1547 г., когда сгорела вся Москва. В том же году повелением царя Ивана Грозного Алексеевский монастырь был перенесен в Белый город, на Чертолье, а в 1837 г., в связи с началом строительства в районе Чертолья храма Христа Спасителя, обитель была переведена на окраину Москвы, в Красное село (теперь ул. Красносельская).

Жизнь села под властью Алексеевского девичьего монастыря шла своим порядком, но развитие его замедлилось. Вот что записано в Ландратской книге 1719 г.: в Дегунине 31 крестьянский двор, а в них 86 жителей мужского пола. И еще 279 числятся в бегах братья Степан и Филипп Тимофеевы, Григорий Денисов, братья Панкрат и Алексей Ивановы, а Федор и Иван полугоду выехали с матерью своей. Это реальные имена живших в XVIII в. крестьян, а с ними, конечно, ушли матери, жены, сестры, дочери. Причины бегства нам не известны, известно только - от добра не бегут...
Тем не менее, приход собрался с силами, и в 1762 г. в Дегунино, на прежнем церковном месте, была поставлена новая деревянная одно-престольная церковь и снова ее освятили во имя Бориса и Глеба. Старую вынуждены были разобрать, так как она "состояла в крайней ветхости".

По указу Екатерины II в 1764 г. была проведена секуляризация монастырских и церковных земель, и село перешло в подчинение Коллегии экономии. Отныне крестьяне стали именоваться экономическими. В начале XIX в. это ведомство вошло в общий состав государственных имуществ. Положение государственных крестьян было легче, чем владельческих, и приближалось к положению свободных людей.

 

Алексей Кирилюк комментирует снимок из семейного архива (07-08.10.2006 г.).

Похоже, что тот же поворот Дегунинской улицы виден и на фото Дегунино 1965 года (слева на снимке дорога выложена плитами). Тогда получается, что стоящий слева фасадом к зрителю пятиэтажный дом расположен на Талдомской улице, а 12-этажки и краны справа - левая сторона Коровинского шоссе.

 

Во второй половине XVIII в. в России готовилось мероприятие огромной государственной важности - впервые было проведено межевание и картографирование всех владельческих земель. Межевание, начавшееся еще при Петре III, с 1766 г. стало именоваться Генеральным. Оно сопровождалось составлением карт владений, выдержанных в масштабе 1 : 8400 и раскрашенных в едином стиле.

В архиве сохранился Геометрический специальный план дачи селу Дегунину и основанной при нем деревне Лихобор "межевания, учиненного в бывшее пред сим Генеральное межевание в 1761 г.", исполненный сто лет спустя в полном соответствии с первоначальными геодезическими измерениями. Всего за двумя селениями числилось 989 десятин земли. Из них пашни - 337 десятин, леса - 467 десятин, сенных покосов - 81 десятина. Из того же числа попу с причетниками отмежевано 26 десятин, а в 1867 г. дополнительно 10 десятин, о чем сделана специальная запись на карте и нанесены ее границы.

Описанный план, топографические карты 1818/1823, 1848 и более поздних годов, а также рассказы старожилов Дегунина (Баскакова Л. Г. и других) объясняют причину выбора места для села Спиркин овраг, называвшийся так в 1700 г., а теперь Безымянный, имеющий три ветви, образует в центре возвышенный участок земли, окруженный с трех сторон естественным рвом. Выход из этого "полуострова" открывался только на север, причем он отлично был защищен оврагом с флангов. Естественное укрепление служило защитой от опасностей, угрожавших населению как с востока, со стороны Большой Дмитровской дороги, так и с запада. С севера их прикрывали дремучие леса. Именно южное окончание "полуострова" и есть исторический центр Дегунина, где поставил свою избу первопоселенец, а потом там воздвигли церковь Бориса и Глеба, а при ней было старое кладбище, занимавшее 600 кв. саж. (примерно 25 соток). По периметру этой земли располагались избы причта и крестьян, там же впоследствии был поставлен и протопопов двор. В XVIII в. "полуостров" был полностью заселен, тогда возникла новая слободка-двухсторонка на другой, восточной, стороне оврага, на проселке, ведущем к броду на речке Лихоборке при пересечении с Большой Дмитровской дорогой. Впоследствии были построены и другие слободки, тяготевшие к центральной части села с церковью. Так сложился уникальный комплекс села Дегунина, состоящий из разобщенных слободок, объединявшихся лишь общими угодьями и храмом. Угодья села раскинулись на суходоле к северу и востоку от речки Лихоборки. Только одна из пустошей - "Банина, Собакина тож" стала местом, где в XVIII в. возникла деревня "Лихоборъ", впоследствии Верхние Лихоборы.

По "второй ревизии" (1743-1747 гг.) в Дегунине и Лихоборе числилось совместно 119 душ мужского пола. А в 1770-х гг. только в селе Дегунино состояло 42 двора, а жителей - 137 мужского и 142 женского пола.

В 1852 г., когда Дегунино принадлежало уже Окружному управлению государственных имуществ, в нем было 67 дворов, жителей "мужеска и женска пола" 445 душ.

Важным событием в жизни села стала прокладка по его землям линии Николаевской железной дороги, связавшей две российских столицы - Санкт-Петербург и Москву. На строительство дороги, продолжавшееся с 1843 по 1851 гг., были привлечены массы рабочих из многих губерний России, а дегунинцы были рядом. Экономические крестьяне, переведенные на оброк, могли свободно наниматься на постороннюю работу. Они были более свободны и в распоряжении землей, которую могли сдавать в аренду, а после 1861 г. - и продавать ее. Произошло отчуждение земель под дорогу, за что была выплачена в 1863 г. компенсация.

Большой участок земли оказался территориально отрезанным от основных угодий железной дорогой. Позже его уступили шотландцам братьям Мюр, которые приобрели 15 десятин земли за 4900 рублей и устроили в 1895 г. химический завод на речке Лихоборке. Дела у предпринимателей шли неважно, и вскоре они привлекли к своему делу капитал и имя компании "Лепешкин и сыновья".

Еще раньше на арендованных у крестьянского общества землях появился довольно крупный кирпичный завод, принадлежавший богородскому купцу В.А. Прорехову, а впоследствии Толстякову.

 

Церковь уже действует.

Церковь святых благоверных князей Бориса и Глеба в селе Дегунине на речке Лихоборке.

 

Думается, что деньги, неожиданно доставшиеся сельскому обществу за отчужденные земли и от арендаторов, подтолкнули прихожан к мысли о строительстве новой каменной церкви. Делались вклады и натурой Прорехов, например, согласился внести арендную плату единовременно, за 12 лет вперед, готовой продукцией, то есть поставил 360 тыс. кирпичей, необходимых по проекту для строительства храма.

Приход, куда входили село Дегунино, сельцо Бескудниково и деревня Верхние Лихоборы, разросся. В 1861 г. в нем было 695 жителей. Конечно, деревянный храм стал тесен, и причт обратился в 1863 г. с прошением к митрополиту Филарету, в котором сообщал о желании прихожан построить новую каменную церковь "близ настоящей деревянной". В упомянутом прошении было высказано желание прихожан "поставить все три престола рядом, один престол во имя Благоверных князей Бориса и Глеба, другой престол во имя Святителя и Чудотворца Николая, а третий - в честь кого пожелают". Там же говорилось о передаче всей утвари из деревянного в каменный храм после его постройки. Для богатого прихода нужен был престижный храм.

Каменный трехпрестольный храм в селе Дегунино, выполненный в псевдорусском стиле, был построен рядом с деревянным в 1866 г. Он представлял собой «массивный параллелепипед с высокой полукруглой апсидой, трапезной и колокольней… В измельченных деталях фасада применен белый камень. Единое внутреннее пространство памятника с широко расставленными столбами перекрыто высокими сводами". Старожилы Дегунина рассказывают, что церковь была живописно расписана по стенам и сводам, имела богатый иконостас, иконы и облачения. На колокольне было два больших колокола.

В 1874 г. деревянный храм все еще стоял рядом с каменным. В тот период деревянный оставался Борисоглебским, а каменный был освящен во имя Николая Чудотворца. Два храма стояли в Дегунино с десяток лет. Известно, что только к 1884 г. деревянный был разобран.

Крестьяне веками занимались хлебопашеством и кормили своих владельцев. Но после перехода на оброк село все более стало уделять внимания различным промыслам. Возросло население. В 1884 г. в селе было 76 дворов и 486 жителей. В нем имелось две лавки, один трактир, при селе состояли кирпичный и шерстобитный заводы. В 1890 г. в Дегунино числилось вместе с посторонними (наемными рабочими) около 700 жителей. К занятиям промыслами дегунинцев принуждали и малые урожаи на «середних» землях.

Старожилы, вспоминая до колхозные времена, рассказывают, что население мало занималось хлебопашеством. Если сеяли хлеб, то только для себя, больше огородничали, торговали молоком. Многие мужики были ломовыми извозчиками, работали в типографиях в Москве, занимались торговлей в столичных трактирах. Часть из них занималась промыслом в своем селе, а часть на стороне. По сведениям 1899 г., в селе таких было 171 человек (из них 25 % мужчин), а на стороне - 95 чел. (из них мужчин - 75 %).

Статистические сведения о наличии скота подтверждают специализацию крестьянского хозяйства. В 1899 г. в Дегунино имелось 98 лошадей и 130 голов крупного рогатого скота, сравнительно много для такого села. Доходной статьей сельского общества была сдача в аренду земли. Владельцем еще одного кирпичного завода назван купец 2-й гильдии Ф.Л. Орлов, у которого работало от 50 до 250 рабочих, в зависимости от сезона. До сих пор там есть место, которые называют "Орловский сад". Потом хозяевами заводов были братья Кошлины, братья Кацманы. На химическом заводе Лепешкина, производившем кислоты и соли, работало до 80 рабочих, при нем была устроена собственная больница. Сейчас это известный химический завод им. Войкова, выпускающий чистые реактивы, соли золота, платины и многое другое.

 

Забавный дорожный знак на пересечении Дегунинской ул. с Коровинским шоссе.

Забавный (тогда такие знаки только начали появляться) дорожный знак на пересечении Дегунинской улицы с Коровинским шоссе.

27 июня 2004 года.

 

Таким образом, начиная с середины прошлого века сельские угодья, застраивались промышленными предприятиями, занимались карьерами для добычи глины, песка и камня. В селе и при предприятиях скапливались приезжие рабочие с семьями. В 1911 г. в селе Дегунино числилось уже 111 дворов.

После революции село вошло в Верхнелихоборский сельсовет Хлебниковской волости, переименованной в 1918 г. в Коммунистическую. Только в 1925 г. был образован Дегунинский сельсовет. Уже в период нэпа возобновляется введение отрубной системы. Крестьяне получили отруба в одном поле, что повысило заинтересованность в труде. За железной дорогой возникли Дегунинские выселки, в которых в 1924 г. числится 27 дворов и 122 жителя. Крестьяне назвали их «Красно октябрьскими», впоследствии они слились с пристанционным поселком, положив начало рабочему поселку «Красный Октябрь». Организованный в селе Дегунино колхоз впоследствии вошел в объединенный колхоз "Победа" с центром в Верхних Лихоборах.

Долгие годы река Лихоборка была границей Москвы, пока в 1960 г. столица не перешагнула через нее и Дегунино не вошло в ее состав. Старожилы весело вспоминают свой адрес тех времен: «Город Москва, деревня Дегунино…».

Потом на этих землях развернулось жилищное строительство, вырос новый город. Память о древнем селе хранят улица Дегунинская, а с 1991 г. муниципальный округ Западное Дегунино (муниципальный округ Восточное Дегунино территориально не связан со старинным селом, он назван по станции Дегунино, устроенной на Московско-Савеловской железной дороге).

К сожалению, разоренный Борисоглебский храм, лишенный колокольни, служит печальным памятником древнему подмосковному селу. Он был закрыт в 1940 г., в его помещении обосновалась трикотажная фабрика, выпускавшая спортивные костюмы («Родина»). Сейчас храм возвращен православной церкви, исполняет духовные требы и готовится к реставрации. Он окружен многоэтажными домами и затерялся среди них.

 

Щербинина А. Западное Дегунино. Реферат по москвоведению//Школа No. 1166. — 2002(?).

 

 

Новая история старинного села

 

Говорят, что без прошлого нет будущего. Обращаясь к тем, кто собирается сегодня приобрести квартиру в новом районе Москвы хочется добавить, что без знания прошлого своего района - нет полноты ощущения правильного сделанного выбора.

Дегунино, о котором пойдет речь в этой статье, появилось на русской земле очень давно и новостройкой может считаться только, если отмеривать его годы с начала современной истории. Село это, расположенное недалеко от Москвы, перевидало многое на своем веку и ни одно историческое событие нашей страны не обошло его стороной.

Князь Иван Колита вписал название села Дегунино в Духовную Грамоту, жалуя его княгине Ульяне и ее детям в 1336 году. Это было первое упоминание о Дегунино в исторических архивах. После владения им Дмитрием Донским сведения о селе надолго исчезают и появляются вновь в 1584 году в писцовой книге, где говорится что Дегунино - вотчина церкви Рождества и в нем так же числятся церковь Бориса и Глеба, двор церковного дьячка и протопопа с братией. Описание свидетельствует, что еще незадолго перед этим село было центром цветущей вотчины, на территории которой перечисляются 24 "пустоши, что были деревни" и 3 "пустоши, что были селища".

При Иване Грозном зверства опричников, опустошительные набеги крымских ханов и эпидемия чумы привели к запустению многие деревни Подмосковья, К сожалению, эта участь постигла и село Дегунино. Но уже в 1623 году селение начинает возрождаться, правда, остается еще экономически слабым. Это видно из указа 1635 года патриарха Иоасафа, который дани с Дегунинской церкви "имать не велел". Но к 1646 году в селе было уже 22 двора и 57 жителей, число которых пополнилось двумя соборными дьяконами.

После сорока льготных лет на церковь села вновь была наложена дань и храм вписанный в приходные книги стал именоваться "Во имя святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова с приделом Бориса и Глеба". К семнадцатому веку, по приказанию государя, Дегунино изымают из владений Рождественского Собора и жалуют бедному Алексеевскому девичьему монастырю, который находился в Москве. Село переходит во владение игуменьи Марфы с сестрами. Жизнь села под властью монастырскою не была богатой и успешной. Все состояло в крайней ветхости и по указу Екатерины в середине XVIII века Дегунино вновь меняет своего хозяина - переходит в подчинение Коллегии экономии. Отныне дегунинские крестьяне стали именоваться экономическими и в начале XIX века, когда ведомство вошло в общий состав государственных имуществ - положение дегунинских крестьян выгодно отличалось от владельческих крепостных и сродно было положению свободных людей.

Важным событием в жизни села стала прокладка по его землям линии Николаевской железной дороги, связавшей две российские столицы Санкт-Петербург и Москву. В 1843 году дегунинские крестьяне могли свободно наниматься на строительство дороги, сдавать свою землю в аренду, а с 1861 года имели право и продавать ее.

Исторически сложилось, что жители Дегунино оказывались на особом положении даже в самые суровые годы на Руси. Старожила вспоминают, что в доколхозные времена, население мало занималось хлебопашеством. Если сеяли хлеб то только для себя, больше огородничали и торговали. Многие занимались торговлей, промышляя не только в своем селе, но и на стороне.

Особо доходной для сельчан стала сдача земли в аренду, и с середины прошлого века сельские угодья застраиваются промышленными предприятиями. В селе появляются приезжие рабочие с семьями и количество дворов в Дегунино увеличивается с 50 до 110.

Все эти исторические перипетии привели некогда церковный поселок к рубежу 1925 года, когда по приказу нового правительства стали крестьяне колхозниками, а село - частью огромного колхоза "Победа".

Долгие года река Лихоборка была границей Москвы, пока в 60-х годах столица не перешагнула через нее и Дегунино не вошло в ее состав. Старожилы весело вспоминают свой адрес тех времен: "Город Москва, деревня Дегунино..."

Теперь на этих исторических землях развернулось грандиозное жилищное строительство, но память о древнем селе хранится по всей его округе. Многое из того, что было разрушено в годы коммунистического атеизма, сегодня восстанавливается или отстраивается заново.

Для будущих жителей ежегодно планируется возводить до 100 тысяч квадратных метров жилья. Так, сейчас осуществляется строительство современного комфортабельного жилья серий КОПЭ и П-44Т в микрорайоне 13 Западного Дегунино. Появятся новые поликлиники и центры досуга, будут расширены сети предприятий торговли и бытового обслуживания.

Уже сейчас начал меняться архитектурный облик района - он растет ввысь.

 

Восточное Дегунино // www.ainet.ru. — 2004 (ссылка недоступна).

 

★★★

 

Дегунино, 1992 год

 

Июль-август 1992 года. Фото и комментарии Ивана Игнатова, 23 июля 2012 года.

 

Коровинское шоссе, остановка "Институт микрохирургии глаза" в сторону области. Светофор на перекрестке с Коровинским проездом только года два как появился.

 

Она же, но уже в сторону центра. Старый, добрый, теплый и мягкий ЛиАЗ. В марте 1991-го открылась станция метро "Петровско-Разумовская", поэтому некоторые маршруты автобусов были сняты (112, 215) или изменены (672, 194). Появились и новые. 656-й именно из этого числа. Изменения не коснулись лишь 56-го троллейбуса.

 

Эта же остановка с видом на Коровинское шоссе. Вдали виден знаменитый долгострой – комплекс Метростроя. Из признаков ушедшей эпохи на этом фото – кусочек киоска Союзпечати (прямо с правого края), правда, уже довольно современный. Раньше были с более округлыми формами. Еще обращает на себя внимание дорожный знак. Тогда они делались не из светоотражающих покрытий, а с электрической подсветкой внутри. Поверхность была стеклянной, почему знаки были частенько разбиты. Если бы фото было цветным, было бы видно, что стеклоблоки остановочного павильона нежного розового цвета. Я лично этим очень гордился, потому что на остальных остановках в округе они были или привычно белыми, или бутылочно-зелеными. Еще деталь – на заднем плане виден бетонный забор, ограждающий строительную площадку 17-этажной монолитно-бетонной башни, которая так никогда и не будет построена. Две другие, которые удалось построить (дома №№ 11 корп. 3 и 17 корп. 2), сдавались с великим скрипом. У знака пешеходного перехода – официальная стоянка такси. На снимке остановка находится на своем историческом месте. В наши дни она передвинута вперед метров на тридцать.

 

Церковь Бориса и Глеба в Дегунино (Дегунинская, 18а). Спустя почти год, как передана верующим (первая служба состоялась в октябре 1991 г.). Кстати, малоизвестный факт: фабрика "Родина" съехала еще в 1987 году. Потом здание церкви до 91-го года находилось в аренде ЭКП МНТК "Микрохирургии глаза". Из воспоминаний детства (будучи пацанами, мы с ребятами помогали разбирать завалы и перекрытия) – кроме неисчислимого количества тряпок, которые были заткнуты везде, где только можно, обнаруживалось и несметное число пластмассовых расчесок. То ли работало дочернее предприятие, то ли зарплату ими выдавали – тут уже можно фантазировать.

 

Заглянем немного внутрь. Церковное здание буквально облеплено уродливыми пристройками. Для справки: еще в 1960 году здание храма было причислено к памятникам архитектуры, был выдан охранный договор. На заднем плане школа №660 (Дегунинская, 18).

 

Дегунинская улица. Справа – стены строений, оставшихся от фабрики "Родина" и вход на территорию храма. Прямо напротив входа интересная конструкция развлекательного назначения – качели для катания на ногах (предыдущая фотография сделана как раз с этого возвышения). Экземпляр довольно редкий, таких в нашем районе (по крайней мере, где я бегал), было только двое. Интересно и расположение этого диковинного объекта. Качели стоят сами по себе, практически у края проезжей дороги, детская площадка находится в метрах трёхстах отсюда. Правда, очень быстро подвижные части с качелей сняли; долгое время оставался лишь металлический остов с лесенкой. Сейчас, разумеется, нет уже и его.

 

Дегунинская ул., дом 20. В общем, ничем не примечательная панельная пятиэтажка (снесена в 2006-м). Правда, в полуподвале располагался чудесный овощной магазин (в народе его так и называли: овощной подвал). Несколько деталей врезались в память. Первое – продавщица руками доставала из бочки соленые огурцы или помидоры, а потом, тут же бралась за деньги, из-за чего они были насквозь в рассоле. Странно, но обычно негодование вызывал именно этот факт. То, что огурцы достаются голыми грязными руками, особо никого не тревожило. Видно, в том рассоле гибло все живое. И второе – у прилавка было хитрое приспособление для загрузки картошки в авоськи покупателей: был сконструирован некий деревянный желоб, начинающийся на горизонтальной поверхности прилавка и выходящий из его передней части. Процесс был очень увлекательным. Продавщица "вешала" картошку, а потом из грязного и пыльного пластмассового тазика сгружала иногда полугнилое добро в этот самый желоб. Пыль стояла столбом, но все были довольны.

 

Дегунинский пруд, почти заросший и с неухоженными берегами. Однако, несмотря на обилие донной растительности, вода была достаточно прозрачная и чистая.

 

Почти сельская идиллия. Вообще, рыбачили там много. Не то, что теперь.

 

назадвперёд

 

Нижние и Верхние Лихоборы, Бескудниково,

Восточное и Западное Дегунино,

Старое Бескудниково и окрестности

 

Page 1. Page 2. Page 3. Page 4. Page 5. Page 6. Page 7. Page 8. Page 9. Page 10. Page 11. Page 12. Page 13. Page 14. Page 15. Page 16. Page 17. Page 18. Page 19. Page 20. Page 21. Page 22. Page 23. Page 24. Page 25. Page 26. Page 27. Page 28. Page 29. Page 30. Page 31.

 

Лирические отступления

 

 

©

 

2

0

0

6

-

2

0

1

6

 

C

е

в

е

р

я

н

е

 

To the top of the page

 

Created by © De Noorderlingen, 2004, 23 April

© 2016-12-25 De Noorderlingen/Северяне