Northern Moscow & The Beskudnikovo Branch Line

History

Maps

Northern Moscow

Mail

Beskudnikovo StationSlobodka StationOtradnoye StationInstitute Puti StationDzerzhinskaya StationLosinoostrovskaya Station

25.11.2018 г.

 

Страница 15

 

 

Институт пути и окрестности
 

★★★

 

Станция Институт пути

 

Ночью из дома я поспешу
В кассе вокзала билет попрошу
Может, впервые за тысячу лет
Дайте до детства плацкартный билет
Тихо кассирша ответит: "Билетов нет"...

 

Реконструкция путевого развития у станции Институту пути.

И. Соболев, 1971 год.

 

Окрестности станции Институт пути на фрагменте карты 1968 года,

составленной на основе материалов, собранных в 1962-1964 годах.

 

Вот мы и добрались до самой станции Институт пути. Здесь располагались пассажирская платформа, здание касс, и многочисленные пути - прекрасное пояснение к реконструкции И. Соболева, приведенной в начале страницы. На фрагменте плана издания 1952 года видно, что в районе Института пути - пл. Отрадное пути Бескудниковской ветки пролегали несколько севернее. И именно на этом участке нового пути развиваются события, столь колоритно проиллюстрированные далее Михаилом Ихловым.

 

★★★

 

Доброй памяти старинной одноколейки

 

С веткой Бескудниково – Лосиноостровская у меня связано много светлых воспоминаний. Проживая в Свиблове, в двух шагах от станции Институт пути, я почти ежедневно пользовался ею в 1963-87 гг. для поездок на работу. При этом дорога до м. "Белорусская" одинаково занимала: через Лосинку - м. "Комсомольская" или Бескудниково - платф. Станколит не более 50 мин. Даже когда ветку отрезали от Лосинки, а в 1978 г. в Свиблово пустили метро, я продолжал ездить через Бескудниково, считая электричку гораздо комфортней автобусов и метро. Большие услуги оказывала мне ветка и как велотуристу. С её помощью можно было легко и быстро (с одной-двумя короткими пересадками) попасть на любую из 11 московских железных дорог. В сущности, за это время прямо от порога своего дома я обкатал на электричках и велосипеде едва ли не всю московскую область. А как здорово было летом, по пути с работы заехав в Водники и освежившись в канале, подкатывать в ставшей родной четырёхвагонке опять же прямо к своему порогу. И всё это без толчеи и суеты, без всяких турникетов, за мизерную плату.

Разумеется, многие жители Свиблова, а позже и Отрадного пользовались веткой прежде всего для загородных поездок. Однако не только транспортным довеском служила старая одноколейка в бурно разраставшихся районах северной Москвы. Внося разнообразие в гнетущий мегаполисный пейзаж, резервируя открытое пространство для взора и прогулок, ветка до последнего была экологической берегиней от чрезмерной застройки, загрязнений, земельных самозахватов. Сегодня об этом наглядно напоминают жилые и гаражные массивы, автостоянки, складские заборы и автодороги, вытянутые по всей её бывшей трассе...

С уважением, М. Ихлов,

житель р-на Свиблова с 1963 г.

20 ноября 2009 г.

 

Фотографии Михаила Ихлова

 

Мост через Яузу. Единственное сравнительно красивое место на ветке Бескудниково - Институт пути. 1984 г.

 

Знакомый мост через Яузу уже без поездов, весна, половодье. 1988г.

 

Электропоезд ЭР2-523 проследовал по мосту в Институт пути. 1982 г.

 

Электропоезд ЭР2-916 с "зайцем" еле ползёт по крайне изношенному полотну в сторону Института Пути. 1986 г.

 

Девять лет спустя фотография Михаила Ихлова удостоилась минуты славы на Pikabu: 24 августа 2018 года снимок был опубликован в разделе "Интересные и редкие ретро-фотографии #106" под названием "Советский зацепер, Москва, 1986 год".

 

Тот же электропоезд на обратном пути в сторону станции Бескудниково. Даже на малой скорости спереди на буфере не проедешь. 1986 г.

 

То же сюжет в ином ракурсе. 1986 г.

 

Станция Институт пути. Электропоезд ЭР2-523 и тепловоз ЧМЭ. 1978 г.

 

Платформа станции Институт пути. 1978 г.

 

Западная горловина станции Институт пути. Справа от электропоезда ЭР2-523 - тепловоз ЧМЭ и товарные вагоны. Основные грузополучатели в 60-70-е гг. были ЦНИИС, ВДНХ, завод "Стройдеталь", базы и склады вдоль ватутинского отвода от главного пути. 1978 г.

 

Западная горловина станции и платформа Институт пути после закрытия. 1988 г.

И 30 лет спустя котельная, над которой возвышалась труба, всё ещё была на месте.

 

Западная горловина станции Институт пути. Справа - главный ход ветки. 1988 г.

 

Служебное здание станции Институт пути после закрытия ветки. 1988 г.

 

Здание станции Институт пути и проход через пути. 1988 г.

 

То же здание справа с окошком билетной кассы. 1988 г.

 

Один из пешеходных настилов из Свиблова в микрорайон Института Пути: налево – в кассу, направо – к поезду. На заднем плане - один из корпусов ЦНИИС. 1988 г.

 

Здания ВНИИЖТ с проходом между ними к платформе Институт пути. 1988 г.

 

Здания ВНИИЖТ за платформой Институт пути (в другом ракурсе). 1988г.

 

Восточная горловина станции Институт пути. Вдали - здание гостиницы ЦНИИС в начале Кольской улицы. Слева за платформой - гаражный ряд в Игарском проезде. 1988 г.

 

Восточная часть платформы Институт пути. Вдали крайнее слева здание по Берингову проезду стоит на уровне и чуть левей бывшей платформы Дзержинская. 1988 г.

Слева (севернее) проходит Игарский проезд, а справа (южнее) заканчивается проезд Русанова.

 

Субботник в Институте пути, 1977 г.

Фотографию прислал Путеец 31 мая 2008 года.

Прекрасно видно путевое развитие станции. Вероятно, вагон на заднем плане - знаменитая путеизмерительная лаборатория. Гравийная отсыпка давно покрыта слоем песка и пыли, поэтому субботники здесь можно было проводить бесконечно. Именно в таком состоянии в конце восьмидесятых годов мы и застали Бескудниковскую ветку, вот только поезда по ней уже не ходили.

 

★★★

 

Станция Институт пути

Воспоминания Геннадия в пересказе Путейца.

 

Совершенно случайно разговорился с одним человеком, назовём его Геннадием, который оказался обладателем бесценной информации!

Всё дело в том, что его папа в середине-конце пятидесятых работал на станции Институт пути в качестве осмотрщика путей. А он, Геннадий, будучи в те времена подростком проводил большую часть времени на территории станции. Сохранилось несколько фото, которые мне довелось увидеть.

 

Стрелка Бескудниковской ветки. Года примерно пятидесятые. Сейчас на этом месте гаражи вдоль Игарского проезда, напротив монолитного дома.

Фотография из архива Сергея Егупова.

 

Самое интересное, что в те годы на станцию пригоняли время от времени много интересной техники, в том числе новинки локомотиво- и вагоностроения. Бывали паровозы, дизель-поезда, электровозы, в том числе, несколько французских, новые вагоны, в том числе, экспериментальные двухэтажные из ГДР. В одном из таких вагонов довелось прокатиться и Геннадию. Потому что испытания проходили под полной нагрузкой.  Была вместимость вагона, например, сто человек - вот эти сто человек и надо было найти. Приглашались в основном волонтёры из окрестных домов, пенсионеры и т.п. И их катали несколько часов туда-сюда до Слободки.

Пригонялось это для того чтобы испытать пути. Или, другими словами, инженеры смотрели, как ведёт себя нижнее строение пути (насыпь, шпалы рельсы) от воздействия на них того или иного подвижного состава.

Много по результатам тестов просто выбраковывалось, и ставилось клеймо непригодности для эксплуатации на железных дорогах СССР. Например двухэтажные вагончики были отклонены по причине их сильного воздействия на головку рельса. Слишком тяжелы были. Немцы, присутствовавшие на испытаниях, были сильно расстроены. Предлагали различные компромиссы. Но госкомиссия стояла на своём - не подходит!

Остаётся добавить, что испытания проводились как и на самой станции, так и на испытательном пути, т.е. единицы техники гоняли от станции до платформы Слободка.

Подопытным некоторое время был и сам легендарный мост. На его нижних конструкциях были укреплены множество датчиков, показания которых считывали располагавшиеся в небольшом кирпичном домике приборы. Сам домик находился справа по ходу в сторону платформы Отрадное. Почти на берегу Яузы.

 

Очередь за керосином.

Городок Института Пути, начало пятидесятых.

Фотография из архива Путейца.

 

Лаборанткой там работала очень добрая Майя Антоновна Бондарь, которая практически жила там же, хотя и имела квартиру на Вересковой. В домике помимо помещения, где находились приборы, была комната отдыха с чайником и плиткой. Там же стоял старенький приемник "Родина-47", который Майя Антоновна никогда не выключала, и диванчик, на котором всегда спал старый кот с собачьим именем Барбос. Отапливался домик буржуйкой, которую изготовили с учётом личных пожеланий Майи Антоновны в мастерских Института Пути. Даже в тридцатиградусные морозы в домике была невыносимая жара. Просуществовал этот отдел, а именно так он и назывался "Отдел мостовых испытаний", до 1972 года. Одним лишь приказом по Институту Пути было всё упразднено. Испытания перевели на один из других полигонов. Домик был закрыт, Майя Антоновна переведена в уборщицы. Через некоторое время оборудование изуродовали вандалы, в домике случился пожар. Майя Антоновна, увидев всё это своими глазами, получила сердечный приступ, и через пару месяцев её самой не стало.

Вот так вот ушла в историю одна из страниц жизни Института Пути.

Геннадий вспомнил, что было ответвление к карантину. После ручной стрелки с замком Мелентьева небольшой отрезок пути уходил вправо метров через 60 после моста и скрывался в зелени на территории карантина. Пути входили в деревянные ворота, которые имели габаритную окраску по бокам. Над воротами располагался прожектор, который освещал въезд на карантин и репродуктор, который всегда молчал.

Слева от ворот находилась маленькая будочка размером с телефонную, где по замыслу должен был находиться сторож. Но, естественно, там никого не было, и при желании можно было легко пройти на территорию карантина. В начале шестидесятых достаточно часто туда привозили животных. По непонятным причинам вагоны часто долго ждали разгрузки, и в городке Института Пути по ночам можно было услышать мычание, ржание, блеяние...

 

А это вид на перекрёсток где дом с часами. «цудовские» дома (Центральное управление домами, были построены в 1932 году) только начали ломать. Начало 80-х.

Фотография из архива Сергея Егупова.

 

Было ли путевое развитие на территории карантина, Геннадий не знает. Неоднократно из карантина в городок приезжал мужичок на ручной дрезине. Он забирал пищевые отходы от жителей и из столовой. К назначенному времени на станцию приходил народ с вёдрами и сливал помои в огромный бак, находившийся на дрезине. Когда бак наполнялся, мужик уезжал обратно. Также он принимал ветошь по 7 копеек за килограмм. Ну, если с помоями всё ясно -они предназначались для скармливания животным, то для каких нужд использовалось тряпьё-загадка!

Возле станции Институт пути располагались: газетно-журнальный киоск, ларёк "Газвода", галантерейный ларек, где наряду с галантереей можно было купить конфеты, махорку и папиросы. Продавцом там работал одноногий дедок, все звали его Пинтяшин. Имени никто даже и не знал, а ему нравилось, что его называют по фамилии. Самое интересное, что Пинтяшин не пользовался костылями или протезом. А вприпрыжку на одной ноге (!) добирался домой. Жил он в доме "с балконами".

Начальником станции Институт пути в пятидесятые годы и до начала шестидесятых был Борис Иванович Синявский (1929-2003). Человек этот был из потомственной семьи железнодорожников, настоящим фанатом своего дела, ставящим на первое место в жизни именно свою работу. Бывали моменты, что он жил в буквальном смысле на станции сутками, в своём кабинете. Квартира у него была в доме, который был снесен недавно (тот, где был магазин на первом этаже). Борис Иванович был человеком очень ответственным и подтянутым. Всегда носил галстук и костюм, а во время исполнения служебных обязанностей - черную железнодорожную форму с натертыми до ослепительного блеска пуговицами и фуражку. Одно время он пытался организовать в школе кружок юных железнодорожников, но что-то у него не получилось, хотя желающих среди детворы было хоть отбавляй! Синявский знал лично всех работников станции, был для всех другом, но при этом в меру строгим. Был знаком со всеми машинистами электропоездов, всегда интересовался, как поживает ветка, иногда садился в кабину и лично объезжал весь маршрут, чтобы оценить обстановку на ветке.

В начале шестидесятых Борис Иванович неожиданно стал плохо видеть и его, как негодного для исполнения своих обязанностей, отправили на пенсию. Он очень сильно переживал за это, ведь он лишился своей любимой работы. А на его место был поставлен другой человек, настолько ко всему безразличный, что его имени и не сохранилось в памяти. По крайней мере в памяти Геннадия. Но он долго не проработал. Началась текучка кадров. Начальники станции стали меняться чуть ли не по нескольку раз в год. На станции начались бардак и бесхозяйственность. Борис Иванович все равно не переставал следить за судьбой станции и каждый день с балкона своей квартиры оценивал обстановку на станции, благо был неплохой вид с его третьего этажа.

 

Учащиеся школы городка Института пути шествуют по улицам городка. 1975 год.

Фотография из архива Путейца.

 

Когда пришло известие о сносе станции и закрытии ветки, Борис Иванович ездил в МПС, пытаясь при помощи своих старых знакомств и связей повлиять на чиновников и доказать, что это необдуманное решение, что ветка нужна, что она перспективна. Но его никто не слушал. Результат мы теперь видим все с вами!

Когда закрыли движение, многие видели одиноко сидящего на лавочке на платформе Бориса Ивановича. Он сильно постарел и из вечно подтянутого мужчины превратился в быстро стареющего, скрюченного старикашку. Он очень переживал за происходящее, и всем говорил, что, если бы он продолжал работать, то не допустил бы закрытие ветки. Но увы...

В дни, когда начали выкорчёвывать рельсы, кто-то видел, как Борис Иванович стоял неподалёку и у него текли слёзы.

Своим трём дочерям он завещал после смерти пронести его гроб вдоль того места, где была станция. Говорят, что его просьба была исполнена. Похоронили Бориса Ивановича на кладбище в Перепечине. В день похорон прошёл полосой дождь. И именно по городку Института пути. Городок как будто бы плакал... На похоронах присутствовали многие старожилы городка в том числе и Геннадий.

 

Путеец,

12-19.02.2007

 

★★★

 

Чужие здесь не ходят

Адреса городка Института Пути

(двадцатый поход, 23 июля 2005 г.)

 

"Дом с часами" - одна из легенд городка Института Пути.

"Дом с часами" - одна из легенд городка Института пути.

 

Сегодняшняя виртуальная прогулка будет полностью посвящена жизни городка Института пути. Она состоялась благодаря Татьяне Леонидовне Васильевой, прожившей в этом городке 30 лет – почти половину своей жизни – и любезно согласившейся пройтись вместе с нами по улицам своего детства.

Мы встретились на углу Вересковой и Кольской улиц и неторопливо двинулись в сторону Института пути. Прежних улиц города Бабушкина почти не узнать – повсюду высятся многоэтажки, дороги покрыты асфальтом, старые домики затерялись в гуще деревьев. И всё же отдельные строения ещё сохранились в первозданном виде.

Одна из местных достопримечательностей – угловой «дом с часами» (Вересковая улица дом 12). Часы, расположенные на углу дома, на уровне второго этажа, можно разглядеть только стоя у южной или западной стены дома из-за необычного их поворота; время навсегда остановилось, показывая час дня или ночи. Построено здание, по всей видимости, в начале или середине 50-х годов прошлого века: дома аналогичной «сталинской» постройки (высокие потолки, полукруглые арки окон первого этажа и балконы верхних этажей) у железнодорожной станции «Лось» чётко датированы 1956-м годом.

 

А вот и сами часы. Время в городке Института Пути остановилось навсегда.

А вот и сами часы. Время в городке Института Пути остановилось навсегда.

 

Напротив «дома с часами» – небольшое двухэтажное здание магазина (Вересковая улица дом 10/9), где в годы войны выдавали по карточкам хлеб и картошку. Затем в здании располагался обычный продовольственный магазин. И отоваривались, и работали там, естественно, местные жители. Во время прогулки мы встретили Катю, бывшую продавщицу из этого магазина. Как и многие другие жители городка, она не отправилась в эвакуацию во время Великой Отечественной войны – семьи железнодорожников остались работать в городе, некоторые просто побоялись оставить свои квартиры без присмотра. Осталась и Катя. Позже она работала и в местном сельпо, где можно было купить и продовольствие, и хозяйственные товары. Сейчас ей 75, и остаётся только удивляться, откуда она черпает свою молодость и энергию...

Далее по чётной стороне Вересковой улицы видим дом No. 6 - общественную баню. Она до сих пор сохраняет своё назначение, вот только появилось у неё броское название, да исчез балкончик на втором этаже. В баню приходили мыться и местные жители (удобства в городке появились только с включением Бабушкина в черту Москвы), и цыгане «из-за линии» Бескудниковской железнодорожной ветки, веселя местных жителей многослойностью своих головных уборов и одежды. Приходили туда и солдаты, стоявшие в городке во время войны.

Сохранился и домик No. 4 по Вересковой улице. Память его хранит трагический случай: в 1945 году, с окончанием Великой Отечественной войны, для восстановления хозяйства пригнали множество пленных немцев. В городке Института Пути их аккуратность и бережливость весьма пригодились: немцы перекрывали жестью крыши домов и меняли водосточные трубы, а из обрезков жести делали противни, которые потом выменивали у жителей городка на хлеб. И один немец во время работ сорвался с крыши и разбился.

Говорят, что жители городка даже жалели немцев - худые были, голодные...

 

Старый продовольственный магазин на Вересковой ул. Во время войны товар здесь продавался по карточкам.

Старый продовольственный магазин на Вересковой улице Во время войны товар здесь продавался по карточкам.

 

В самом начале Вересковой, у пересечения её с Игарским проездом, стояли «белый дом» по чётной стороне и «красный дом» по нечётной стороне (оба не сохранились). Выделялись они на фоне остальных своей этажностью и материалом – в то время как большинство жителей ютилось в двухэтажных насыпных бараках, эти дома были построены на высоком фундаменте и имели четыре этажа. Свои названия они получили, конечно, из-за цвета: «красный дом» был красного кирпича, а «белый» поверх кирпичной кладки покрашен в белый цвет. Как и положено, дети, жившие в «красном» и «белом» домах, враждовали, а девочки из «красного дома» считались воображалами, потому что носили в косичках бантики. Остальные кирпичные дома этого квартала по чётной стороне Вересковой появились несколькими годами позднее.

Культурным центром городка было главное серое здание Института Пути. Внутри размещался великолепный актовый зал, где проводили торжественные мероприятия, принимали в пионеры. Во время Великой Отечественной войны здесь жили офицеры, а во дворе здания был оборудован вход в бомбоубежище, куда по сигналу сирены местные жители прятались от бомбёжек. Бомбили в районе станции Лосиноостровская, от которой на расстояние 3-х километров до городка однажды долетела взрывная волна и выбила стёкла в жилых домах. Новые стёкла вставлять было некому, да и самих стёкол не было – вместо них кое-как вставляли куски фанеры, дома моментально промёрзли насквозь. После этого жители оклеили уцелевшие окна крест-накрест полосками бумаги, которые помогали удерживать стёкла в рамах. Непосредственно за домами городка, на левом берегу Яузы, где теперь лежат бетонные кольца, находилась «точка» – высокая горка, с которой зимой катались дети. Зимой 1941-42 гг. там стояли зенитчики, державшие оборону Москвы, а прямо на берегу была устроена землянка, куда местные ребятишки ходили к солдатам смотреть кино на полотне, туго натянутом в качестве экрана. Летом солдаты купались здесь же, в Яузе, а у слияния Чермянки с Лихоборкой; в рыбном месте, глушили гранатами рыбу.

 

Баня. Здесь мылся и парился весь городок. Теперь это заведение называется "Гусарский двор".

Баня. Здесь мылся и парился весь городок. Теперь это заведение называется "Гусарский дворик".

 

Повсюду в городке были установлены противотанковые «ежи». Напомним, что граница Москвы к тому времени уже проходила на севере по реке Лихоборке, то есть в непосредственной близости от городка Института пути, поэтому удержание этой высоты было стратегически важным для защиты столицы от фашистов.

Парадное серого здание Института Пути выходит на небольшую площадь. На месте современной постройки, справа от главного входа в серое здание, располагалось убогое здание столовой Института Пути, позднее превращённой в клуб. Обычным жителям в столовой выдавали обеды в котелках, а инженерам красиво накрывали столы, и заказы у них принимали официанты. На площади, образуемой серым зданием Института Пути, столовой и угловым розовым зданием ЦНИИС (Ивовая улица дом 2/8), была устроена танцплощадка, над которой возвышались смешные громкоговорители со «шляпками» (один из таких репродукторов прячется в листве перед памятником павшим воинам). Через эти самые репродукторы мужчины-болельщики азартно слушали репортажи с футбольных матчей.

Посередине площади располагается маленький газон странного назначения: на нём не растут цветы, не установлен сколько-нибудь значимый объект. Оказывается, на этом газоне, точно на месте высокой ели, долгое время стоял памятник И. В. Сталину: в распахнутой шинели, с правой рукой, заложенной за её отворот, он гордо шагал по пьедесталу, выкрашенному под мрамор, с цветником вокруг. При Хрущёве сначала пропал памятник, потом исчез и пьедестал, и сегодня уже ничто не напоминает о том, что когда-то здесь стоял памятник «вождю всех народов».

 

Зады главного корпуса Института Пути. Именно с этой стороны мы снимали витражи (см. стр. 44). Здесь же во дворе было бомбоубежище.

Зады главного корпуса Института Пути. Именно с этой стороны мы снимали витражи (см. стр. 44). Здесь же во дворе было бомбоубежище.

Вспоминает Борис Зверев.

На самом деле, часть корпуса была достроена в 1982-83 годах для института повышения квалификации, а сам главный корпус изначально заканчивался "башенкой" (на фотографии слева от башенки - новая часть). Но по архитектуре - сошлось. Кстати, во дворе "задов" до постройки Института повышения квалификации был фонтан - правда, на моей памяти он уже не работал.

<06.09.2005 г.>

 

Инфраструктура городка была довольно развитой для своего времени: собственная библиотека в разобранном ныне здании городка (Вересковая улица дом No. 1 корпус 1), магазин «Продукты», исправно функционирующий до сих пор (Игарский проезд, дом 12 корпус 1). В доме No. 5 по Вересковой сначала располагались ведомственные ясли Института Пути, а позднее – амбулатория, затем перепрофилированная в жилой дом. У Института Пути существовал и собственный стадион со скамеечками для зрителей, на который съезжались команды в клубной форме даже из Москвы. Теперь этот стадион между Тенистым проездом и Яузой называется «Свиблово» и считается муниципальным.

В подвале жилого дома No. 12 корп. 2 по Игарскому проезду во второй половине 50-х годов расположилась одна из лабораторий Института Пути. В то время как железнодорожные шпалы везде ещё были деревянными, в лаборатории уже разрабатывались составы для производства железобетонных шпал: небольшие железобетонные кубики из этих составов подвергались давлению под прессом и испытывались на прочность разбиванием. Вполне возможно, что именно эти шпалы испытывались потом на экспериментальном полотне Бескудниковской ветки на улице Декабристов, ведь, как известно, как раз эксплуатируемый путь имел деревянные шпалы, а рельсы экспериментального полотна были укреплены на железобетонных балках.

С ликвидацией экспериментального полотна лаборатория не осталась без работы: в 2005 году новейшие разработки этой лаборатории решено было применить в столичном метро для уменьшения вибрации и шумоотдачи.

Кстати, сам дом No. 12 корпус 2 по Игарскому проезду представляет собой редкий образец советского конструктивизма, совершенно не подвергшийся более поздней реконструкции, – при кажущейся лаконичности здания стройные балконы верхних этажей красиво и плавно огибают внешний угол дома. Говорят, что жители нижних этажей очень завидовали своим соседям, у которых были такие балконы.

 

Главный корпус Института. Вид со стороны Игарского проезда (перекрёсток с Вересковой улицей). Слева на месте бывшей библиотеки профкома ЦНИИС ведётся строительство жилого дома.

Главный корпус Института. Вид со стороны Игарского проезда (перекрёсток с Вересковой улицей). Слева на месте бывшей библиотеки профкома ЦНИИС ведётся строительство жилого дома.

 

Очень жаль сознавать, что дом, переживший многочисленные катаклизмы постсоветского периода, не устоял перед масштабными правительственными программами сноса и реконструкции жилья. Включённый в списки реконструируемых, а потом и сносимых домов, он был запроектирован к сносу еще в прошлом году, но, к счастью, снос был перенесён на конец 2005 года, и пока мы ещё можем наблюдать, как немногочисленные сооружения городка Института Пути сдерживают напор нового строительства. Но любимую яблоню-антоновку продавщицы Кати на днях уже срубили, а ещё раньше забор, ограждающий стройплощадку, обступил практически весь двор городка Института Пути и теперь подошёл вплотную к дверям подъездов. Похоже, что городок доживает свои последние месяцы…

Единственный путь Бескудниковской ветки разветвлялся только у корпусов Института пути, начиная от дома Шукшина (проезд Русанова дом 35), в народе именуемого «у Шукшина». У разветвления близ моста через Яузу всегда дежурила «тётенька с флажком» – Таисия Мозолевская, руководившая разгрузкой паровозов. За зданием путевого хозяйства (Игарский проезд, дом 9) и зелёным корпусом ВНИИЖТ (Игарский проезд дом 11; был перестроен после Великой Отечественной войны на месте прежнего шлакобетонного корпуса) протянулась пассажирская платформа станции «Институт пути», сход с которой располагался между этими корпусами, а здание билетной кассы – у правого края платформы. Собственная билетная касса была только на узловых станциях Лосиноостровская и Бескудниково и на станции «Институт пути». Если же пассажиры не успевали приобрести билет в кассе, была возможность купить билет прямо в вагоне, у кондукторши.

 

Вид на главный корпус с Игарского проезда.

Главный корпус Института. Вид со стороны Игарского проезда (перекрёсток с Вересковой улицей). Слева на месте бывшей библиотеки профкома ЦНИИС ведётся строительство жилого дома.

 

К 1955 году Бескудниковская ветка была полностью электрифицирована, и пущенная по ней электричка значительно упростила связь городка Института Пути с Москвой. Большинство жителей добиралось в Москву с пересадкой на станции Лосиноостровская, так как в это время вступила в строй одна из ключевых станций Ярославского направления Московской железной дороги – «Москва-III», куда в числе других начальников Ярославского направления были переведены на работу и многие руководители Института Пути. После строительства Енисейской улицы и пуска по ней трамвая по ряду причин Бескудниковскую ветку отсекли от станции Лосиноостровская и таким образом укоротили: трамвай стал считаться более перспективным видом транспорта, и при обнаружившейся несовместимости электрического напряжения, требуемого для трамвая и электрички, невозможности совместить линии электропередач, питающие оба этих вида транспорта, предпочтение отдали трамваю. Пути укоротили до платформы Дзержинская, но вопреки многочисленным опубликованным в печати картам и схемам, «Дзержинская» так и не стала конечной станцией – её место заняла станция Институт пути. Теперь основным направлением движения стала ВСХВ, позднее названная ВДНХ. Вскоре «от Шукшина» до ВДНХ пустили 117-й автобус, ходивший чаще электрички (а электричка ходила днём примерно один раз в час). Постепенно автобус вытеснил электричку, жители практически перестали ею пользоваться. Дальнейшая судьба электрички уже известна...

У детей городка были довольно своеобразные развлечения. Так, в конце 1940-х гг. в актовом зале главного здания Института Пути проходил приём в пионеры. И вдруг по залу разнёсся слух, что неподалёку сошёл с рельсов паровоз. Все дети, как были в галстуках, помчались смотреть на это зрелище. Оказалось, что на стрелке, соединяющей Бескудниковскую ветку и ответвление на Ватутино, из-за неправильного перевода стрелки сошёл с рельсов паровоз. Он, бедный, стоял на шпалах и беспомощно пыхтел. Для ребятни это было, конечно, настоящее приключение.

Другой эпизод тоже связан со школой. Во дворах четырёхэтажных домов на углу Вересковой улицы и Игарского проезда в 40-50-е годы все держали приусадебное хозяйство: сажали огороды, выращивали клубнику, а на берегу Яузы – даже капусту, держали кур и коз, в сараях хранили дрова для печей. И старшеклассники, прогуливая занятия, прятали свои портфели в курятники или сараи, а сами отправлялись в кино, за что, конечно, потом доставалось от родителей и учителей. Сама же школа располагалась на нынешней улице Просвещения – двухэтажная бревенчатая, взамен которой позднее было выстроено трёхэтажное кирпичное здание школы. До настоящего времени не сохранилось ни старое, ни новое здание школы, и строгая тётя Даша, обходившая школу с колокольчиком в руке и накрывавшая на кухне чай к завтраку, осталась теперь только в воспоминаниях бывших учеников.

 

Эта странная шляпа - свидетель давно минувших дней. Интересная деталь, кажется, единственного сохранившегося громкоговорителя, вещавшего на площадь перед главным корпусом Института Пути.

Эта странная шляпа - свидетель давно минувших дней. Интересная деталь, кажется, единственного сохранившегося громкоговорителя, вещавшего на площадь перед главным корпусом Института пути.

 

Были и рискованные развлечения: особо отчаянные мальчишки прыгали вниз в воду с плотины, находившейся прямо под железнодорожным мостом. Надо сказать, из-за узости деревянных дорожек вдоль железнодорожного полотна ходьба по самому мосту была довольно опасна. Как вспоминают местные жители, при проходе электрички они прижимались к перилам моста, чтобы избежать столкновения с электричкой.

Весьма заметным событием был обход жилых кварталов старьёвщиком примерно раз в две недели. Оповещая о своём прибытии, он дудел в глиняную трубку, забавный звук которой напоминал слова: «Уйди-уйди», – и собирал по домам старое тряпьё, ненужные бутылки.

Детям доверяли некоторые хозяйственные поручения: к месту, где теперь находится станция метро «Свиблово», они ходили в керосиновую лавку за керосином для плиток, пересекая железнодорожный переезд «Древесина», получивший такое прозвище оттого, что в этом месте производилась пропитка железнодорожных шпал. В «Облаевку», начинавшуюся у станции Дзержинская, ходить боялись – за забором каждой двухэтажной капитальной дачи жил огромный сторожевой кобель, который непременно облаивал всех прохожих. Таким образом, городок существовал практически автономно от другой части Бабушкина, расположенной за современной улицей Снежной.

 

Фрагмент конверта (самодельного, из миллиметровой бумаги) с почтовым адресом тех времён, когда Институт пути Москвой не считался, предоставил Meshi.

Дом 23 по тогдашней улице Молотова - это нынешний дом 13 на Кольской улице. Meshi пояснил, почему в те годы на Вересковой улице было гораздо больше домов: потому что на месте 6-подъездного дома 13 по Вересковой улице стояли 4 двухэтажных деревянных дома, каждый со своим номером. Meshi полагает, что "конверт может быть датирован 1956 - 59 годами, это время от переезда родителей мамы в Институт пути до переименования улицы Молотова в улицу Дружбы".

 

Удивительно: и по прошествии стольких лет жители городка Института Пути не ощущают себя ни частью Москвы, ни частью Бабушкина (в который городок, безусловно, входил вплоть до включения в черту Москвы). Они помнят топкие болота, на которых стояли засыпные двухэтажные бараки и росли клюква и яблони; помнят, как начиналось трёх- и четырёхэтажное строительство; как построили и заселили дом No. 12 корп. 1 по Игарскому проезду, а потом выяснилось, что он аварийный; как всех из него выселили в другие районы, а потом многие вернулись в свои же коммунальные квартиры, потому что не прижились в новых домах. Жители городка до сих пор живут обособленно, своим тесным мирком, в нерасселённых коммуналках, называя Свиблово деревней, откуда «из-за леса, из-за гор» к ним приезжали хулиганы покататься на велосипедах по асфальтированным дорожкам городка Института Пути. Они называют Игарский проезд «шоссе» и до сих пор ходят по проезжей части не оборачиваясь, потому что не привыкли бояться иных транспортных средств, кроме лошадей с телегами. Многочисленные переименования улиц Бабушкина (так, Вересковая улица получила своё нынешнее название в 1964 году, а до этого числилась и улицей Дружбы, и улицей Молотова, и вновь была в 1959 году переименована в улицу Дружбы) не повлияли на отношение людей к политикам или к своему городку и Институту Пути, о котором жители и по сей день говорят с большой любовью и ностальгией.

 

Северянка

23-25 июля 2005 г.

 

***

 

Мы искренне благодарим Татьяну Леонидовну Васильеву, безвозмездно предоставившую старые снимки для нашего сайта и проведшую для нас экскурсию по городку Института Пути. Большое спасибо!

 

Этот маленький человечек - коренной житель городка Института Пути. Как вы понимаете, он только что перешёл пути Бескудниковской ветки и направляется в магазин - "к Шукшину", как тогда говорили. Примерно 1967 год.

Этот маленький человечек - коренной житель городка Института Пути. Как вы понимаете, он только что перешёл пути Бескудниковской ветки и направляется в магазин - "к Шукшину", как тогда говорили. Примерно 1969 год.

   

Игорёк переступает через рельсы, которые навсегда уйдут в историю, но он ещё не знает об этом.

   

Маленький покупатель.

   

То же место более 35 лет спустя...

Игарский проезд.

Уже ничто не напоминает о железной дороге. Она навсегда ушла в прошлое. Ничего не осталось - лишь тоска да печаль.

23 июля 2005 года.

   

Городок Института пути. Справа - библиотека месткома ЦНИИСа. Слева - восточнй торец пятиэтажного дома с фотографии выше.

Девятый поход по Бескудниковской ветке, предпринятый 19 декабря 2004 г., принёс печальное известие: городок будет снесён.

23 мая 2004 года.

   

Табличка при входе в библиотеку. Здание, в котором она находится, построено явно в начале-середине 1930-х годов.

23 мая 2004 года.

   

Угол Игарского проезда и Вересковой улицы. Строительство нового многоэтажного дома на месте, где была библиотека месткома ЦНИИС.

15 октября 2005 года.

   

По словам А. Середы, это бывшая котельная, отапливавшая в том числе и городок Института пути, ныне бойлерная. Она там была всегда. Рядом с ней (слева, если смотреть со стороны перекрёстка) была кирпичная дымовая труба (снесена примерно в 1986 г.) и одна из испытательных лабораторий (справа). Станция была рядом с этой котельной (точнее, слева, между ней и одним из зданий Института Пути) и представляла собой небольшое одноэтажное деревянное здание зелёного цвета.

23 июля 2005 года.

 

О жизни городка в 1970-80-е годы читайте здесь.

 

назадвперёд

 

Бескудниковская ветка.

Институт пути и окрестности.

 

Page 1. Page 2. Page 3. Page 4. Page 5. Page 6. Page 7. Page 8. Page 9. Page 10. Page 11. Page 12. Page 13. Page 14. Page 15. Page 16. Page 17. Page 18. Page 19. Page 20. Page 21. Page 22. Page 23. Page 24. Page 25. Page 26. Page 27.

 

Ватутинская ветка

 

 

©

 

2

0

0

4

-

2

0

0

5

 

C

е

в

е

р

я

н

е

 

To the top of the page

 

Created by © De Noorderlingen, 2004, 23 April

© 2018-11-25 De Noorderlingen/Северяне